17 апреля 2024, Среда

Курс валют

EUR
 
99,69
USD
 
92,91
16+

Человек на войне: интервью с Семеном Пеговым

Больше Материалов

Задел на новый урожай

Профильные региональные структуры рассказали о том, что в Смоленской области стартовали весенне-полевые работы. Например, в Руднянском районе аграрии провели...

Есть рост по отраслям

Подоспели свежи данные региональной статистики. В соответствии с ними в феврале 2024 года промышленное производство в Смоленской области увеличилось...

Стимулы для инвестиций

В региональном правительстве рассказали о стимулировании инвестиций.  Для повышения инвестиционной привлекательности Смоленской области, а также помощи инвесторам и предпринимателям...

Семен Пегов – смолянин, российский военный корреспондент, поэт, блогер и руководитель агентства «WarGonzo». Он окончил Смоленский государственный университет по направлению «Журналистика». Больше 10 лет Пегов ведет профессиональную деятельность и бывал в разных горячих точках. Семен согласился дать интервью порталу MediaФеникс.

Все фото и видео взяты из паблика ВК «War Gonzo» и со страницы Семена Пегова в Facebook.

— Как у тебя получилось стать военным корреспондентом? Любой ли может попасть в горячую точку?

— Когда я начинал свою деятельность и учился в ВУЗе, главной моей задачей было выбрать незанятую сферу. Тогда я начал снимать видео на экстремальную тематику. В молодости я занимался скалолазанием и туризмом, поэтому данная тема была мне близка.

Затем я закончил университет, и мы с моими одногруппниками поехали отдыхать в Абхазии. Это был август 2008 года. Основные бои шли в Южной Осетии. Но и в Абхазии настроения были крайне милитаристские. Война, близкий фронт, люди с оружием, ощущение того, что сейчас что-то произойдет: местная атмосфера заинтриговала меня. Я решил остаться и поработать в этих условиях. Активных боевых действий не велось, но было более неспокойно, чем в Смоленске или Москве. Тогда я соприкоснулся с военной журналистикой.

Донецкая область

Я поставил цель попасть на боевые действия. Но нельзя просто прийти в редакцию и сказать, мол, хочу на войну. Это журналистика, требующая высокого профессионализма и осведомленности, мне пришлось долго готовиться. На протяжении года я работал на «LifeNews» в Москве. Старался доказать, что достоин поехать в горячие точки. Тогда я был эдаким разнорабочим и брал все: ДТП, пресс-конференции, слежки.

Первой моей военной поездке предшествовала работа на ЧП: в 2013 году освещал наводнение в Благовещенске. Ситуация была приближена к боевой: шла борьба со стихией. Мне удалось проявить себя и заслужить поездку в Египет: в 2013 году там разворачивались боевые действия.

— Как прошло твое боевое крещение?

— На войне у меня не было четкого понимания, как себя вести. В городе шли бои между правящей партией «Братья-Мусульмане» и военными-сторонниками режима Мубарака, который свергли два года назад. У нас были туристические визы. Аккредитации от правительства Египта не было, мы летели на свой страх и риск.

Возле Логвиново

Совет начинающим: самыми осведомленными людьми являются таксисты. Они знают последние слухи, информацию, где, кто и что планирует сделать. Мы расспросили таксиста о митингах, он нам рассказал, где будут собираться люди. Мы потом посмотрели соцсети, спросили у местных, и информация подтвердилась.

Когда мы шли на митинг, не думали, что начнется стрельба. Несколько тысяч человек кричали лозунги. Все сотрудники прессы были в бронежилетах и касках. Мы снаряжения не имели, не думали, что начнется бойня. В какой-то момент я оказался в эпицентре. Военные применяли слезоточивый газ, протестующие забрасывали их камнями, выдирали брусчатку из-под ног, бросали в силовиков коктейли Молотова. Армия открывала огонь, иногда на поражение.

Я был в творческом азарте, а вокруг падали люди. Опасности не ощущал, был в драйве. Благо, меня остановил оператор Марат Сайченко, уже опытный человек. Он предложил выдвигаться к месту, где есть интернет, чтобы отправить репортаж. До сих пор я стараюсь задать себе вопрос: достаточно ли материала снял, и не пора ли уйти из опасной зоны?

Возле дебальцевского котла

— Доводилось ли за время практики самому воевать и держать оружие?

— Если будут угрожать жизни близких или моей, то смогу постоять за себя. Я держал в руках много разного оружия, но это всегда было на полигонах, не на войне. Чтобы во время боестолкновения я начал стрелять в сторону наступающих или отступающих на чьей-либо стороне – такого не было.

— Были ли шокирующие моменты? Что больше поразило за время практики?

— Таких историй и ситуаций довольно много. Работал в Славянске. Город был полностью окружен украинскими войсками. Будто блокадный Ленинград. Похожее ощущение было в Дайр-эз-Зауре, это сирийский город. Правительственные войска Асада контролировали пару кварталов и узкую дорогу до аэродрома. Ее иногда захватывали террористы, а армия отбивала обратно. В один день можно было улететь, в другой нет. Запомнилось отношение к войне у местных. Кругом бои, а они спокойны.

Могу вспомнить Нагорный Карабах. Армия Азербайджана активно применяла все виды вооружений, под которыми я раньше не был: беспилотники, кассетные боеприпасы, «Смерчи». Работа на этой войне у меня ассоциируется с абсолютной фатальностью. Тут или сидеть в подвале, или перестать бояться и работать, будто нет войны. Разрыв между безопасной и опасной зоной был стерт. Можно было просто выйти из гостиницы, пройти сто метров за водой и не вернуться обратно.

— А как относятся к твоей деятельности правительства стран, где ты бывал?

— Я нахожусь в розыске на Украине как пособник террористов. По той же самой статье – в Азербайджане. Я не делал ничего плохого, просто рассказывал о том, что видел. Если для них это представляет опасность, им есть, что скрывать. Не я себя лишил права работать в той или иной стране. Украинцы еще до моей поездки в Донбасс объявили меня в розыск. А у Азербайджана правило: если ты бывал в Нагорном Карабахе, в самом Азербайджане работать уже не можешь. Они сами лишили меня выбора стороны.

Есть и мои личные убеждения. Я против использования терроризма как инструмента в геополитике. На стороне украинских властей – «Правый сектор», который использует террористические методы, уничтожает мирное население, применяет пытки. Азербайджан использует террористов-наемников из Сирии.

И на Ближнем Востоке я никогда не буду поддерживать террористов. Освещать войну с их стороны любопытно, но я не стал бы скрывать своей оценки. Джихадизм – оружие массового поражения, как ядерное и химическое. Оно действует на головы людей и легко выходит из-под контроля. Страны, использующие терроризм, я не могу считать цивилизованными.

— Кто оплачивает расходы на поездки?

— Раньше, когда я работал в редакции, платила она. Теперь у меня собственное агентство War Gonzo. Это команда единомышленников. Иногда разрабатываем темы за счет донатов, которые присылают подписчики. Либо по контракту предоставляем материалы для федеральных изданий. Еще источник доходов – изготовление документальных фильмов. А так сами бронируем билеты, ищем, где разместиться, как прожить. Сами себе начальники.

— Планируется ли поездка в Афганистан?

— Да, но надо понимать, ради чего туда ехать. Просто поснимать, как талибы ходят по Кабулу – это не цель. Также должны быть гарантии безопасности. Сейчас мы прорабатываем возможные сюжеты.

— Спасибо за интервью!

Андрей Федоскин

- Реклама -

Прокомментируйте

Please enter your comment!
Please enter your name here

- Реклама -

Новые материалы

Задел на новый урожай

Профильные региональные структуры рассказали о том, что в Смоленской области стартовали весенне-полевые работы. Например, в Руднянском районе аграрии провели...

Есть рост по отраслям

Подоспели свежи данные региональной статистики. В соответствии с ними в феврале 2024 года промышленное производство в Смоленской области увеличилось в частности на 6,8% в...

Стимулы для инвестиций

В региональном правительстве рассказали о стимулировании инвестиций.  Для повышения инвестиционной привлекательности Смоленской области, а также помощи инвесторам и предпринимателям в регионе действует целая система...

В помощь аграриям

В Смоленской области одним из главных драйверов роста сможет стать сельское хозяйство. С 2012 года доля инвестиций в него выросла более чем в четыре...

Грядет сезон сельхозработ

Ожидается, что в этом году смоленские аграрии готовы начать сельхозработы работы в первой декаде апреля. Министр сельского хозяйства и продовольствия региона Ольга Мелехова сообщила,...
- Реклама -

Больше материалов по теме

- Реклама -