18 мая 2022, Среда

Курс валют

EUR
 
73,34
USD
 
69,48
16+

В воде как дома: особенности профессии водолаза

Больше Материалов

Смоленский деловой пульс VI. Актуальное интервью

Мы продолжаем исследовать социально-экономическое «самочувствие» основных хозяйственных отраслей Смоленской области. Сегодня снова возвращаемся к промышленности, хотя не только к...

Дышите, не дышите

17 мая в России традиционно отмечается день пульмонолога. Этот праздник учрежден в 1997 году, когда в ООН выдвинули предложение...

Сычевские реалии

После некоторого перерыва мы продолжаем серию материалов о жизни в смоленских районных городах. Ранее мы рассказывали о Ярцево, Сафоново,...

5 мая 1882 года в Российской империи была создана первая водолазная школа. Сегодня эту дату отмечают как День Водолаза. Представители этой профессии занимаются тем, что спасают людей, достают из-под воды утонувшие вещи и осуществляют дежурство на водоемах. В преддверии их профессионального праздника мы отправились на спасательную станцию Пожарно-спасательного центра, которая находится на набережной Горького в Смоленске. Начальник аварийно-спасательной группы Алексей Сергеевич Шматко рассказал об особенностях своей профессии.

– Алексей Сергеевич, какова сфера ответственности вашего отряда?

– Наш отряд состоит из пяти аварийно-спасательных смен. Каждая смена способна выполнять аварийные и поисково-спасательные работы, связанные с водными объектами Смоленской области. Под нашу ответственность попадает вся Смоленская область, мы выезжаем на вызовы из всех ее уголков. Также свои отряды водолазов существуют в Велиже, Пржевальском, Ярцеве, Дорогобуже, Рославле. Мы выезжаем в самые удаленные уголки нашей области и объединяемся с другими отрядами.

– Любой может стать спасателем, или этому нужно долго учиться?

– Чтобы стать спасателем-водолазом, во-первых, нужно большое желание. Огромный фактор – физическое и психическое здоровье. К нам приходят очень много молодых ребят, которые насмотрелись новостей и фильмов про спасателей и водолазов, и теперь симпатизируют работе. У них горят глаза, они мечтают помогать людям, но не вполне понимают, с чем придется столкнуться. А когда доходит до дела, например, на первом погружении, они «дают заднюю». Общение с потерпевшими и родственниками, экстремальные ситуации, трупы – все это не каждый может выдержать. Например, пришел к нам молодой парень.  Ему родственники посоветовали прийти устроиться, мол престижно и интересно. А у нас специфика профессии такая, что мы работаем под водой. Это очень агрессивная для человека среда. Зачастую мы проверяем молодых, погружая человека под воду. Это позволяет понять, способен ли человек не паниковать в воде.

Погрузили мы под воду и этого новобранца. 10 минут он пробыл там, а потом переоделся, спокойно пошел домой. Через два-три часа перезвонил и сказал, что это не его. На работу тоже больше не вышел.

– А как пришли в профессию вы?

– Я был студентом нашего Института Спорта, тогда он еще был академией. И нам предложили поработать спасателями на озерах. Все пять лет обучения каждое лето я работал на смоленских пляжах. А потом, после завершения института и армии, я пришел работать в данное учреждение.

Отмечу, что на момент устройства сюда я уже имел корочку спасателя. Но это было общее обучение. А обращаться со специфическим водолазным оборудованием меня учили непосредственно здесь. В настоящее время молодых ребят отправляют учиться в водолазные школы. В них учатся около полутора месяцев, после чего человек имеет квалификацию водолаза.

– Что входит в стандартное снаряжение?

– В первую очередь – водолазный костюм. Они бывают мокрого и сухого типа, для лета или зимы. Также водолазу необходим воздушно-дыхательный аппарат. Обыватели называют его аквалангом, но попрошу не путать: у водолазов своя терминология. Еще важная вещь – гарнитура. Это редуктор, который пережимает воздух высокого давления из баллонов аппарата в воздух низкого, чтобы водолаз мог спокойно дышать. Далее – маска, ласты, груза, нож. Без ножа водолазу спускаться запрещено. И последнее – сигнальный конец. Это веревка, привязанная к водолазу, по которой им управляют сигналами. Водолазные сигналы – азбука Морзе. Она одинакова для всего мира, и, если русский водолаз будет работать с иностранцами, он с легкостью поймет их сигналы.

– Недавно в СМИ была новость о жителе Смоленской области, который утопился и отправился по Днепру в Белоруссию. В связи с этим вопрос: а как осуществляется взаимодействие с водолазными службами из других стран?

– В основном мы взаимодействуем с Белоруссией. Днепр – наша общая артерия. Когда у нас пропадает человек, и известно, что он утонул, – есть большие шансы, что он «уплывет» в Белоруссию и всплывет где-нибудь там. В прошлом году тоже был случай: в районе Маньково утонул человек. Он всплыл в районе Белоруссии. Другой пример взаимодействия служб – случай зимой, когда пропали три мальчика. Нам помогали белорусские спасатели. Сюда приезжала их команда.

– Как профессия водолаза влияет на человека? Начинаете ли вы вести себя в жизни как на работе? И насколько тяжело психологически?

– Отпечаток откладывается. Даже когда приезжаю в свободное время покупаться на озеро, машинально начинаю оценивать обстановку и делать акценты. Там – группа детей, там – выпивают. Начинаешь следить за пляжем, будто ты на посту. Но в целом привык.

– Есть ли страх во время погружений? И что вы видите, когда погружаетесь вниз?

– Что касается погружений, тут всегда есть страх. Если его нет, это уже клиника. Отмечу и то, что водолаз, когда начинает погружение, вытягивает руку перед лицом. Это нужно, чтобы ни во что не врезаться. Забудьте о красивых фильмах, где под водой все прозрачно. Водолазы в Смоленской области не видят практически ничего, это всегда полный мрак. Черный цвет, даже не передать словами. И часто бывает, что ты на что-то натыкаешься. Бетонные конструкции, вилы, рельсы – все, что угодно. Иногда внешне видишь милое озеро, а внутри лес из корчей.

– Ваши задания всегда связаны только с поиском людей, или иногда требуется достать определенную вещь? И обращаются ли к вам частники с предложением поработать за деньги?

– В большей степени мы ищем и спасаем людей. Но часто нас привлекают для поисков вещей. Так, Следственный комитет по Смоленской области привлекает нас для поиска вещественных доказательств, орудий преступления. А что касается частников, да, и такое бывает. Так, год назад человек утопил свой снегоход. И мы за деньги поднимали его. Всякое возможно, люди должны помогать друг другу.

Андрей Федоскин

Предыдущая статьяМотодрайв по-смоленски
Следующая статьяСмоленский деловой пульс V
- Реклама -

Прокомментируйте

Please enter your comment!
Please enter your name here

- Реклама -

Новые материалы

Смоленский деловой пульс VI. Актуальное интервью

Мы продолжаем исследовать социально-экономическое «самочувствие» основных хозяйственных отраслей Смоленской области. Сегодня снова возвращаемся к промышленности, хотя не только к...

Дышите, не дышите

17 мая в России традиционно отмечается день пульмонолога. Этот праздник учрежден в 1997 году, когда в ООН выдвинули предложение создать день для чествования врачей...

Сычевские реалии

После некоторого перерыва мы продолжаем серию материалов о жизни в смоленских районных городах. Ранее мы рассказывали о Ярцево, Сафоново, Гагарине, Рославле. Мы намеренно обходим...

Обзор цен: скачки продолжаются

Две недели прошло – и мы снова отправились по смоленским сетевым магазинам, чтобы проследить волну (вверх или вниз?) цен на продукты, входящие в потребительскую...

Бессмертный полк в лицах

В этом году «Бессмертный полк» собрал рекордное количество участников по всей стране. В Смоленске с портретами своих героев прошлись более 30 тысяч человек. Колонна...
- Реклама -

Больше материалов по теме

- Реклама -