15 июля 2024, Понедельник

Курс валют

EUR
 
94,56
USD
 
87,00
16+

Меры развития дополнительного профессионального образования. Мнение профессионала

Больше Материалов

Поддержки много не бывает

Новые меры поддержи для фермеров ввело Правительство Смоленской области. Меры в числе прочего выражаются в расширении лизинга и субсидии на...

Братское сотрудничество

Как приграничный субъект, Смоленская область тесно взаимодействует с Республикой Беларусь, и эти отношения будет укрепляться. Ранее были достигнуты договоренности о взаимодействии...

Жилищный вопрос

В своем отчете о работе регионального правительства в 2023 году  губернатор Смоленской области Василий Анохин коснулся и вопросов жилищного...

Стремительное развитие технологий и огромный поток информации вызывают необходимость постоянного пополнения знаний и активного развития системы дополнительного профессионального образования (ДПО). Ранее в материала «Где обучиться профессии в Смоленской области» мы делали обзор учебных заведений, предоставляющих на Смоленщине (упор на областной центр) услуги по дополнительному профессиональному образованию и повышению квалификации по наиболее востребованным сейчас профессиям. Продолжаем развивать тему и беседуем с директором ЧОУ ДПО «Учебный комбинат» Еленой Кулагиной.

– Елена Александровна, какие первоочередные меры по развитию дополнительного профессионального образования вы бы назвали?

– Руководство Российской Федерации на протяжении многих лет, но особенно в последние годы предпринимает ряд системных  мер по реализации государственной политики в области дополнительного образования. В качестве ключевого показателя в области дополнительного образования определено поступательное увеличение доли занятости населения, прошедшего повышение квалификации и профессиональную переподготовку. В частности, государством поставлены цели до 2025 года увеличить эти показатели до 37 процентов от общей численности занятого населения в возрасте от 25 до 65 лет.

В рамках этой работы мы добиваемся, чтобы были сняты избыточные ограничения, накладываемые на систему дополнительного образования взрослых. Сложность в том, что исторически они признавались само собой разумеющимися.

Долгое время ДПО развивалось как своеобразное продолжение высшего образования: те же технологии, образовательные модели и квалификации преподавателей, такая же классно-урочная дидактика… Соответственно, и требования к дополнительному профессиональному образованию предъявлялись, как к университетскому.

Но сегодня следует осознать, что образование во всем мире коренным образом меняется, и традиционная университетская модель осталась в прошлом веке. Поскольку ДПО ближе к жизни, быстрее реформируется, либо пытается реформироваться, то и восприятие сигналов извне – от работодателей, общества – происходит острее. Другими словами, происходящие в образовании изменения наиболее ярко проявляются именно в этой системе.

ДПО по-прежнему рассматривается как некий довесок к высшему образованию или его своеобразная калька. Как следствие, забывается, что уровень дополнительного профессионального образования определяется не размером учебных площадей и рядом имиджевых факторов. Надо понимать, что значимость ДПО заключается в реальном союзе с практикой.

Квадратные метры и прочее – не главное, в ряде корпоративных институтов нет даже штатных преподавателей, а работу ведут организаторы и методисты, уточняя запросы работодателя, изучая конъюнктуру рынка предложений, формируя образовательную программу. Этот пример не образец, а крайний случай, но и крайности обозначают существующие тенденции.

Следовало бы не выдвигать противоречивые требования к профессорско-преподавательскому составу, а само понятие «профессорский состав» – исключить в его привычном понимании. Преподавателю вуза сейчас не до науки и, тем более, не до практики в силу непомерной аудиторной загрузки, а практикам – не до Хирша.
Много сохраняется и других ограничений, особенно на уровне лицензирования и всемогущих проверок. Например, требуется иметь медицинский центр и столовую, независимо от численности обучающихся, количества учебных часов и технологии обучения.

Возникает парадоксальная ситуация, когда требования чиновников от образования существенно превышают нормативы СанПиНа, то есть рекомендации реальных специалистов в сфере охраны здоровья.

— Куда, по-вашему, в идеале должно двигаться дополнительное профессиональное образование в целом?

— От риторики, что непрерывное образование является стратегической моделью развития XXI века, – а в системе ДПО должно учиться гораздо больше людей, чем в системе основного образования, – давно пора перейти к практическому подтверждению этих слов. Необходимо обеспечить равноправие системы ДПО, негосударственной в своей основе, и высшей школы. Продолжается и своеобразная дискредитация преподавателей дополнительного профобразования, суть которой в том, что нет системы признания заслуг работающих в этой сфере людей. Государство на фоне высказываний, что без ДПО нет будущего, не позаботилось об учреждении почетных званий в столь нужной отрасли знаний, и её работники остаются людьми непонятного, словно бы «второго» сорта.

Также, по консолидированному мнению профессионалов от ДПО, надо отказаться бездумного отождествления требований к системе дополнительного образования детей и сфере ДПО взрослых. Например, специалист должен иметь медицинскую книжку даже в тех случаях, когда привлекается к процессу учебы на два-четыре часа. Почему именно преподаватель, работая со взрослыми людьми, является особым источником заражения? Почему тогда не требовать подобные справки от всех обучающихся? Почему именно образование является особо опасным с точки зрения угрозы здоровью занятием? Как в таких условиях добиться успешного привлечения внешних ресурсов, гибкости и оперативности, не забывая при этом, что в любой момент в учебное заведение может нагрянуть с проверкой инспекция? Требование абсурдно и невыполнимо – соответственно, все руководители попадают в категорию правонарушителей, и управлять ими можно, как управляют несвободными людьми.

Более спорный вопрос: нужно ли требовать от преподавателя справку об отсутствии судимости? По отношению к детям – этот вопрос вне дискуссии. Но если человек в какой-то момент жизни был виновен – например, в совершении ДТП, был судим и понес заслуженное наказание, то какое это имеет отношение к его квалификации как преподавателя экономики или маркетинга в системе ДПО? Почему он не может преподавать взрослым даже много лет спустя? Выскажу еще более парадоксальную мысль: а может быть, человек, осуществивший преступный замысел в экономической сфере, вышедший на свободу, и, как нас уверяют, прошедший исправление, окажется с позиции своего горького опыта куда более полезным для начинающих предпринимателей, чем иной «книжный» доцент? И если такова политика по борьбе с правонарушениями, то почему в этом случае для людей, совершавших преступления, напрямую связанные с исполнением должностных обязанностей, – например, в правоохранительных органах, органах государственной службы, – предусмотрен срок давности, позволяющий вернуться на ту же работу?

К сожалению, сохраняется слепой перенос требований из системы дополнительного образования детей в сферу ДПО взрослых – другого ответа на этот вопрос нет.

– Как в системе ДПО обстоит дело с кадрами? Известно, что сейчас это «больное место» почти всех отраслей нашего хозяйства.

– Дефицит высококвалифицированных кадров является результатом многолетней государственной политики, и если в ней не видны изменения, нет смысла и ждать результатов.

Для рядовых руководителей государственная деятельность воплощается в работе министерства, Рособрнадзора, других контролирующих органов, а они, к сожалению, сейчас берут на себя по отношению к ДПО только надзорные или репрессивные функции, не прибегая к механизмам поддержки. Единственное, что сейчас можно ожидать в рамках государственной политики, – это обеспечение большей свободы для негосударственной системы образования и поддержка её развития с помощью косвенных инструментов.

Только через развитие негосударственного сектора образования, исключительно через содействие этому сектору в совокупности с инициативой и потребностями работодателей можно что-то сделать. Здесь речь должна идти о реальных механизмах, конкретных шагах, а не о констатации необходимости. Если посмотреть, какие грандиозные задачи ставятся в системе ДПО, то действительно должны быть предприняты серьезные меры, а не формулирование желаний.

Государству нужно понимать, что любое направление развития общества не будет результативным и эффективным без ясного научно-методологического обоснования. Поэтому открытое дистанционное образование, непрерывное образование должны быть осознаны как сферы научной деятельности, требующие всесторонней поддержки, – как развивает государство науку в передовых отраслях, так и здесь нужны целевые программы роста.

– Складывается впечатление, что каждый вуз или центр ДПО ведет работу по развитию дистанционного образования самостоятельно, неизбежно повторяя чужие ошибки и совершая уже сделанные открытия. Какая деятельность по объединению усилий осуществляется в стране? Что необходимо предпринять, чтобы не происходил бесконечный процесс изобретения одного велосипеда за другим?

– Единственное, что удалось сделать, – в законе появилась формулировка о сетевой форме взаимодействия, которая, правда, сейчас трактуется как угодно, но зачастую не так, как ее понимают специалисты этой области.

Создать партнерскую среду сегодня очень трудно, поскольку вся существовавшая прежде система образования не содействовала интеграции, а управленцы и преподаватели выросли в иной атмосфере. Даже декларируемое желание объединиться не реализуется, поскольку нет ни механизмов управления, ни соответствующей корпоративной культуры. Наши самые привилегированные вузы объявили о создании сети федеральных университетов и формировании общей платформы, сети дистанционного образования. Но результатов пока не видно.

Не готовы и объединения работодателей поддерживать в полном объеме такие проекты. После развала отраслевой системы, существовавшей в СССР, нового создать не удалось. Соответственно, на уровне отраслей старые механизмы объединения уже невозможны, поэтому не понятно, какой фундамент должен стать опорой нового строительства.

Если на протяжении всего предшествующего периода экономические субъекты общественного характера не занимались серьезно проблемой образования, то трудно ожидать, что в одночасье они перестроятся и смогут что-то сразу сделать за счет одного желания – которое, несомненно, есть…

Беседовал Сергей Щемелев

- Реклама -

Прокомментируйте

Please enter your comment!
Please enter your name here

- Реклама -

Новые материалы

Поддержки много не бывает

Новые меры поддержи для фермеров ввело Правительство Смоленской области. Меры в числе прочего выражаются в расширении лизинга и субсидии на...

Братское сотрудничество

Как приграничный субъект, Смоленская область тесно взаимодействует с Республикой Беларусь, и эти отношения будет укрепляться. Ранее были достигнуты договоренности о взаимодействии в мероприятиях, направленных на расширение...

Жилищный вопрос

В своем отчете о работе регионального правительства в 2023 году  губернатор Смоленской области Василий Анохин коснулся и вопросов жилищного строительства. В Смоленской области в...

Поддержка в разгар посевной

Из официальных источников стало известно, что с начала 2024 года смоленские аграрии получили 31 льготный кредит (с учетом одобренных в прошлом году) на сумму,...

Ждём инициатив и предприимчивости!

Не так давно стало известно о то, что смоляне смогут получить до 700 000 рублей для запуска своего дела. Об этом сообщил Губернатор Смоленской...
- Реклама -

Больше материалов по теме

- Реклама -